Субботний пиар 9

Так начинался фашизм.

Сейчас много говорят об опасности фашизма в России. И вот случилось так, что мы с женой живем этим летом в Триесте, совсем недалеко от тех мест, где существовала первая в Европе прото-фашистская диктатура. Из окон нашего домика, выходящих на Адриатику, просматривается это место. Я имею в виду так называемую республику Фиуме, захваченную в конце 1919 года итальянскими легионерами под командой Габриэле д’Аннунцио, который и стал ее «команданте» (диктатором). Республика просуществовала почти 16 месяцев, потом по условиям Раппальского договора Италия вернула этому району статус «свободного города», изгнав легионеров, уже успевших объявить родине-матери войну, чтобы через четыре года (уже при Муссолини) захватить его опять. Трудно, конечно, сказать, сколько там было настоящего фашизма, мнения историков расходятся. Все еще было слишком текуче, музыка и танцы еще не служили покровом для массовых убийств, как это будет в более поздних воплощениях тоталитарного сценария. Интересно, что музыкальное образование было обязательным, а пост министра культуры («министра красоты») в республике согласился занять Артуро Тосканини.

http://www.snob.ru/profile/18467/blog/63447

Я и twitter

История восстановления доступа к аккаунту

Twitter’ом я почти не пользуюсь. Просто с ходу не очень поняла основную идею «щебетания». Но аккаунт есть.

Так вот. Этот самый аккаунт несколько месяцев назад «угнали». Мне бы это особо и не мешало (разницы особой нет), но… понимаете, злоумышленники использовали мое ФИО и мой юзерпик. На странице они размещали всякий разный спам (начиная со «скачайте коды к игре», и заканчивая предложениями легких денег). И сей факт меня не радовал.

Короче, первый раз я написала в саппорт 20 августа, после того, как получила странное письмо:

http://femil.org.ua/2013/10/ya-i-twitter/

Моя ксенофобия

Мнение дуэта KermlinRussia по поводу Бирюлева разделилось. Катя Романовская, в отличие от Арсения Бобровского, считает, что дело все-таки в кавказском акценте. По крайней мере и в нем тоже.

Однажды я отказалась заговорить на улице с молодым человеком, и теперь у меня шрам на шее от уха до уха. У меня была отличная работа, интересные увлечения, личная жизнь и планы на вечер — я была гордостью семьи, я подавала надежды. После этого случая уже никого не волновало, подаю ли я надежды. Лишь бы подавала признаки жизни.

Наша встреча закончилась со счетом 9:0 — девять ножевых ранений у меня и ноль шансов понести наказание у него. Спустя десять дней следователю удалось добиться от меня двух слов, которые он крупными неуклюжими буквами записал в протокол допроса потерпевшей: кавказский акцент.

http://www.gq.ru/blogs/politblog/54012_moya_ksenofobiya.php

Если вам понравился материал, пожалуйста, поделитесь им с друзьями: